«Стремимся быть лучшими»: «Английский клуб» отмечает 25-летний юбилей

Об обязательном английском, кембриджском экзамене и смычке частного и государственного образования — в интервью с учредителями языкового центра The English Club Валентиной Гурьевной и Виктором Петровичем Коньшиными.

— Наша система образования в части обучения иностранным языкам выстроена так: после одиннадцати лет человек не умеет говорить ни на английском, ни на немецком, ни на французском. Почему так происходит?

Валентина Гурьевна: В обычной школе главный критерий успеваемости — оценка. Там не ставят честолюбивую задачу — добиться, чтобы дети свободно, с хорошей фонетикой говорили на иностранном языке, грамотно писали и читали. А ведь истинная цель — не оценка, она должна быть другой — сделать так, чтобы ребенок или взрослый вышел на свободное владение иностранным языком. Я вижу, что пока этого можно достичь только в языковой школе. Мы не скованы в выборе методик, мы открыты для экспериментов, более гибки по сравнению с традиционной школой и нацелены на развитие разносторонних навыков. Почти за десять лет на базе The English Club был создан авторизированный центр по приему кембриджских экзаменов. Это значит, что нашу эффективность высоко оценивают носители языка.

Кембриджские экзамены — международные тесты по общему и деловому английскому языку, разработанные специалистами Кембриджского университета. Используются для оценки знания английского языка у иностранцев. Прием экзамена по всему миру проходит через сеть авторизованных центров. Сертификат о прохождении кембриджского экзамена носит статус международного и признается учебными заведениями в России и за рубежом.

Виктор Петрович: Кембриджский экзамен включает задание на говорение, и наши дети заметно отличаются от тех, кто не учит язык дополнительно. Они свободно поступают и в Москву, и в Петербург, и в европейские вузы, туда, где знание языка обязательно. Если есть стремление учиться за границей, можно выйти и на свободный уровень владения.

«Стремимся быть лучшими»: «Английский клуб» отмечает 25-летний юбилей

The English Club возник в 1992 году, когда к семейной паре переводчиков Коньшиных обратились коллеги с просьбой: «Помогите подтянуть язык!» И при НИИ, где они работали, возник маленький разговорный клуб для «своих». Вскоре о клубе узнали в городе, появились желающие со стороны, а следом стали приводить детей с просьбой: «Научите!» Виктор и Валентина погрузились в преподавание. Каждый виток развития «Клуба» происходил с подачи учащихся и их родителей: «Абсолютно точно нужен выездной языковой лагерь! А что делать детям, кто летом останется в городе? Пожалуйста, узнайте, как можно получить международные сертификаты», — спрашивали клиенты. Последнее предложение заставило задуматься: все-таки замахнуться на кембриджский экзамен — это не шутки, результаты учащихся оценивают в Англии. Но почву начали прощупывать. Выяснилось, что сертификаты международного образца получают в Екатеринбурге. Дважды в год от «Английского клуба» туда потянулись группы студентов. Желающих становилось все больше, и однажды Валентине и Виктору предложили организовать на Южном Урале кембриджский экзаменационный центр.

Валентина Гурьевна: Нам понравилась эта идея. Она подчеркивала, что мы существуем не просто так. На «Английский клуб» и его результаты обратили внимание. В 2008 году мы подали заявку, приняли участие в конкурсе и выиграли его. Таким образом в Челябинске на базе нашей школы был открыт первый и единственный авторизованный центр по приему кембриджских экзаменов на Южном Урале.

— Сколько времени требуется, чтобы овладеть языком в совершенстве?

Виктор Петрович: Чтобы разговаривать как на родном, следует практиковаться всю жизнь. Сейчас мы обучаем детей с полутора лет — об этом попросили родители. Мы придумали программу Мom and baby: ребеночек занимается вместе с мамой, они общаются на английском. Массово же к нам приводят с трех лет. Прозанимавшись с этого возраста до выхода из школы, дети поступают в зарубежные университеты и учатся на иностранном, не испытывая трудностей.

Валентина Гурьевна: Прервать обучение можно на любом этапе. Уже в середине пути ребенок достигает хорошего уровня. Загвоздка в том, что язык — как спорт, игра на музыкальном инструменте. Его нужно поддерживать. Перестанешь тренироваться — перестанешь делать успехи.

— Как вы относитесь к программам, разработчики которых обещают результат через месяц?

Виктор Петрович: Настороженно. Однажды я был на конференции в Петербурге, и там директора одной из местных языковых школ спросили: «Как вы относитесь к изучению английского под гипнозом или во сне?» Она ответила: «Под гипнозом учили, под гипнозом и говорить будете».

Валентина Гурьевна: Будь они эффективны, мы обязательно включили бы их элементы в свою методику. О чудо-способах нельзя рассуждать серьезно и, к счастью, мода на них уже проходит.

«Стремимся быть лучшими»: «Английский клуб» отмечает 25-летний юбилей

— Какой документ получает выпускник «Английского клуба»?

Виктор Петрович: Долгое время вручались только сертификаты The English Club, указывающие на уровень владения языком. Сейчас мы рекомендуем студентам сдавать кембриджский экзамен. Собственное финальное тестирование мы, конечно, оставили, но оно не имеет юридической силы. Кембриджский экзамен — другое дело, по его результатам выпускник получает документ, имеющий фактическую ценность.

Валентина Гурьевна: Для портфолио это великолепная вещь. Многие серьезные крупные компании, не обязательно зарубежные, сейчас и российские, требуют английский хорошего уровня. Бумага об успешной сдаче кембриджского экзамена дает фору при приеме на работу и привилегии при поступлении в авторитетные вузы.

— Чтобы общаться на языке наравне с носителями, недостаточно уметь попросить стакан воды. Нужно знать историю, кинематограф, огромный культурный пласт. Иначе нельзя понимать шутки, шутить в ответ.

Валентина Гурьевна: Поэтому на уроках мы берем речевые ситуации, близкие к реальной жизни. Используем фильмы и песни, материалы по страноведению, устраиваем тематические праздники. Без знания культуры невозможно почувствовать язык, погрузиться в него.

Виктор Петрович: Мы стараемся моделировать разные жизненные ситуации. Основные занятия — не единственная форма работы. Существует разговорный клуб. Его ведут носители языка. Они и есть источник не книжной, а живой, настоящей речи, которую услышишь только в их стране. Есть языковой лагерь — выездной и городской. Каждая из ситуаций требует своей лексики, и человек осваивает живой язык достаточно хорошо.

— Расскажите про детский лагерь.

Виктор Петрович: Он появился вслед за пожеланиями родителей и развивался очень интенсивно. Все началось с одной летней смены. Сейчас у нас лагерь работает в течение всего года: по одной смене осенью и весной, две — зимой, в том числе одна — на горнолыжном курорте, и десять — летом, одна из которых — на Черном море в Анапе. Потом к нам обратились родители других ребят: «А что делать тем, кто не уезжает из Челябинска?» Так родилась идея городского лагеря.

1 / 4

— В лагере разговаривают только на английском?

Виктор Петрович: У старших практически нет русского. У младших — дозированно. Там все настолько интересно! То пиццу стряпают, то в гончарной мастерской горшки лепят, то на лошади катаются. Одним словом, разнообразие. И все на английском. Родители очень довольны.

Валентина Гурьевна: Неформальные мероприятия вроде лагеря или страноведческих праздников — не обычные развлечения. Они, образно говоря, наполняют лингвистическую копилку ребенка.

Традиция отмечать праздники сообща возникла вместе с появлением «Английского клуба». Рождество, День благодарения, День святого Патрика, Хэллоуин — несколько раз в году в Челябинске открываются порталы в мир английской и американской культуры.

1 / 4

В декабре в главном учебном центре на улице Энтузиастов появляется елка, огромная, до самого потолка. Среди шаров и гирлянд — чудеса современного света: Эйфелева башня, Сиднейская опера, Биг-Бэн, статуя Свободы. За страноведческими игрушками Виктор Коньшин охотится во время заграничных поездок.

— Ума не приложу, где он их выискивает, — смеется Валентина Гурьевна, — но ученики с родителями говорят, что нигде такой елки не видывали!

За четверть века The English Club породил свои красивые традиции, как большое семейство из старой доброй Англии. Даже из подготовки подарков сделали особую церемонию. Из года в год коллектив The English Club готовит рождественские носки. Они изготавливаются вручную, и дизайн никогда не повторяется. Наполнение подарка тоже превращается в обряд. Любую конфетку выбирают осмысленно и обязательно вкладывают игрушку с символом года.

К часу Х готовят программу, ставят спектакли, залы оформляют на одну тему. В прошлом году был Диккенс и его «Рождественская история», когда среди прочих украшений была так называемая диккенсовская деревня со Скруджем и другими персонажами романа. Что наколдуют к этому Рождеству — тайна. В праздниках The English Club участвует больше тысячи человек. Чтобы не нарушать ощущение волшебства, мероприятия проходят в небольших группах сблизившихся за время обучения людей. «Английский клуб» — как улучшенная версия Хогвартса: без Волан-де-Морта, но с семейным уютом, Дамблдором и Минервой Макгонагалл.

1 / 4

Виктор Петрович: Хочется передать атмосферу, наполняющую праздники на их родине. На украшения к Хэллоуину только паутины уходит километр. Я привез ее из Америки, в Челябинске такой нет. Зеленая, черная, белая, с пауками. Причем Хэллоуин мы отмечаем веселый. Без обрубленных пальцев и кровавых голов. Все смешно и по-доброму.

Валентина Гурьевна: Даже тыква улыбающаяся.

Виктор Петрович: До недавнего времени мы выращивали тыквы сами, но со временем их требовалось все больше, и мы стали их покупать, а потом коллективно вырезаем на них красивые мордочки. Смею вас заверить, редко где можно увидеть такую красоту!

— Если к вам приходит человек, не талантливый к языкам, ему будет тяжело учиться?

Валентина Гурьевна: Каждый год мы проводим анкетирование учащихся, вы можете посмотреть отзывы: в основном пишут, что было интересно. Учебный процесс выстроен так, чтобы увлекать, затягивать внимание. Еще я требую от преподавателей не просто выдавать на уроке порцию материала, а многократно прокручивать его. Родители отмечают — самостоятельная подготовка дома дается детям легко. У взрослых вообще нет домашних заданий. Они занятые люди.

— Бытует мнение, что для изучения есть языки легкие, как итальянский, а есть сложные, как китайский. Это действительно так?

Виктор Петрович: У меня очень неплохие способности к языкам, и раньше я думал, что выучу любой. Ничего подобного. Я как-то побывал на уроке китайского и понял, что даже с моими способностями будет нелегко. Что касается европейских языков, особенно близких — французского, итальянского, испанского — каждый следующий учится легче, потому что в них много общего. С немецким иначе. Падежи, три рода существительных — по устройству он близок русскому, но все равно это не арабская вязь или японские иероглифы.

— Как со временем менялись стандарты преподавания иностранных языков?

Валентина Гурьевна: Раньше считалось, что без грамматики можно обойтись, и разговорная речь — главное. Теперь пришло понимание: грамматика — это скелет, без которого в голове лежит куча слов, и ты хаотично громоздишь их друг на друга. Повысились и требования к фонетике. Это разумно. Человека с сильным акцентом не будут понимать, а задача языкового обучения — в упрощении коммуникации. Я всегда исповедовала важность каждого элемента языка. Хорошо говорить, но безграмотно писать — тоже не дело. Нельзя опираться на что-то одно.

— Но дети в три года не могут освоить грамматику, только слова…

Валентина Гурьевна: Безусловно, зато они учатся воспринимать, выполнять действия, о которых просит преподаватель. Их побуждают что-то произносить, петь. Общение в классе проходит только на английском. А вот к школьному возрасту сознание уже готово осваивать теорию.

Виктор Петрович: Мозг детей устроен своеобразно. Они приходят к нам и принимают правила игры — здесь все только на английском. И следуют этим правилам, и говорят на языке. В другом месте дети могут протестовать против обучения. Даже взрослым важно хотя бы иногда попадать в языковую среду — мозг начинает работать иначе. На этом основаны, например, наши погружные программы: группа приходит в субботу, и весь день участникам запрещено говорить по-русски. Или они едут на Таганай, лазают по горам и общаются на английском. Изоляция от родного языка дает мощный прорыв. Люди с удовольствием включаются в такого рода эксперименты.

«Стремимся быть лучшими»: «Английский клуб» отмечает 25-летний юбилей

— Как вы думаете, в России есть будущее у частных образовательных заведений? Когда говорят о платном образовании, его часто называют покупкой диплома в рассрочку.

Валентина Гурьевна: Да, но к нам приходят не за дипломом, а за результатом.

Виктор Петрович: Я считаю, у частных школ, подобных нашей, есть перспективы. Так же, как у балетных или спортивных. Запретить их появление и развитие можно только искусственно.

Валентина Гурьевна: С другой стороны, мы четверть века работаем в сфере образования, но как будто не в его центре, а на периферии. Мне хочется, чтобы нас воспринимали как часть образовательной системы государства. Опытом, качеством, результатами наших учеников мы заслужили официальное признание. Уважение к нам есть, но такого, чтобы, например, нас пригласил министр и сказал: «Мы берем вас в семью образовательных учреждений», — нет. Частные школы не вовлечены в общие процессы, а пользы от нас было бы немало. Мы многое знаем и умеем и можем делиться этим с другими.

«Стремимся быть лучшими»: «Английский клуб» отмечает 25-летний юбилей

Виктор Петрович: Что касается отношения к нам муниципальных школ, оно разное. Одни советуют детям учить язык дополнительно. Когда на ЕГЭ ребенок показывает хорошие результаты, они идут в копилку школы и поднимают ее авторитет. Но встречаются и другие ситуации, когда учителя склоняют родителей забирать детей из частных школ и отдавать на репетиторство к ним. Мы неоднократно слышали такие истории от родителей наших учеников. С вузами процесс идет хорошо. Мы активно сотрудничаем с ЮУрГУ и педуниверситетом. Первое время к нам относились настороженно, но это быстро прошло. В ЮУрГУ мы выступаем не только как работодатель. Я, например, уже несколько лет являюсь членом экзаменационной комиссии по приему государственных экзаменов. Налаживается связь с Магнитогорским университетом. Мы провели там презентацию нашей школы и в этом году приняли в штат двух выпускниц, предоставили им жилье.

Закономерный вопрос: как при многочисленном штате удается поддерживать качество, о котором говорят все, кого судьба так или иначе свела с The English Club. Здесь создана сложная система управления процессом. Вершина иерархической пирамиды — академический директор. Каждый из одиннадцати учебных центров возглавляет его помощник, курирующий работу преподавателей и в целом весь учебный процесс. Вместе они разрабатывают программы, методики, проводят семинары, формируют группы, составляют расписание. Система оттачивалась много лет и пришла к единообразию в критериях оценки профессионального уровня преподавательского состава, качества обучения. Ежегодно в «Английском клубе» проходит церемония вручения The English Club Best Teacher Award: статуэткой «Оскар» и денежной премией награждают лучшего преподавателя. Здесь ценят кадры и демонстрируют это не разово — «Оскаром», а постоянно: достойная зарплата, 42 дня оплачиваемого отпуска, надбавки за стаж, смягченные условия для вышедших из декрета и много других приятных стимулов. Недаром треть преподавателей The English Club работает в нем больше десяти, а некоторые и более 20 лет!

— Вы планируете открывать отделения в других городах?

Валентина Гурьевна: Нам поступает много предложений — из Петербурга, Сочи, Казани, даже из Армении и Казахстана. Но мы понимаем, что широкая география не позволит отслеживать качество, а отступаться от своих убеждений в его необходимости мы не хотим.

Кроме английского, в «Клубе» преподают немецкий, французский, испанский, итальянский и китайский. Выходит, содержательное наполнение «Клуба» в какой-то момент превысило смысл, заявленный в названии — The English Club. Но семья Коньшиных никогда не думала о ребрендинге. Как и истинные британцы, они в меру консервативны.

Елена Пылаева, фото Натальи Резепиной

Специально к своему 25-летию «Английский клуб» подготовил юбилейный фильм.

 

The English Club,
ул. Энтузиастов 11/2, офис 101;
тел.: 8 (351) 214-44-88, 265-55-54;
Enclub.ru;
Vk.com;
Instagram.com.